Психология отцовства.

Борисенко Ю.В. Психология отцовства. — Москва-Обнинск: «ИГ-СОЦИН», 2007. - 220 с.

В монографии рассматриваются специфика феномена отцовства в современной культуре, его структурные составляющие, психологические закономерности формирования отцовства и влияния отцовства на развитие личности ребенка и самого мужчины-отца. Отражены современные отечественные и зарубежные подходы к структуре взаимодействия в диаде «отец-ребенок», к пониманию роли и функций отца в жизни ребенка, в том числе и в младенческом периоде, влиянию супружеских отношений на развитие ребенка.

Скачать книгу можно здесь: Борисенко Ю.В. Психология отцовства

Психология отцовства — одна из наиболее интересных и в то же время наименее исследованных областей психологии родительства. В современной психологической науке изучение родительства зани­жает особую нишу. С одной стороны, достоверно существует офор­мившийся в последние десятилетия социальный заказ на изучение проблем семьи и семейного взаимодействия, связанный с изменением традиционных семейных установок в современном обществе, когда в условиях профессиональной и экономической эмансипации женщин, либерализации брачных отношений акцентируется внимание на роли, функциях и требованиях к родителям.

Распространенная практика разводов, внебрачных рождений и воспитания ребенка одним из родителей, снижение рождаемости, и как результат уменьшения числа детей в семье и их более тесный поря­док рождения, разделение родительства и супружества, выражающееся в широком распространении неполных (прежде всего материнских) семей и в увеличении числа супружеских пар, отказывающихся иметь хотя бы одного ребенка, характерные для современного общества, об­условливают научный и общественный интерес к проблемам семьи и в частности родительства.

Кроме того, массовое вовлечение женщин в производитель­ный труд и общественную активность породило новые изменения в структуре и функциях семьи: женская занятость на производстве и в общественной жизни обусловила проблему совмещения труда на благо государства, общества и семейных обязанностей работающих женщин. Уравнивание мужчин и женщин в профессиональных правах и обязанностях, уменьшение времени, которое матери проводят с ре­бенком, увеличило требования к мужчине как к отцу. История не знает аналогов столь высоких ожиданий относительно вклада отца в жизнь ребенка, причем не экономического или статусного обеспечения жизни ребенка, а именно эмоционально-психологического участия в его проблемах. Сравнительно-исторические данные убедительно свидетельствуют, что современные представления о родительстве не являются универсальными и современное понимание родительской любви - это продукт длительного исторического развития.

На ранних этапах развития человеческого общества уход за детьми и их воспитание было делом всей родовой общины. Из-за высокой смертности и высокой рождаемости привязанность между ребенком и его физическими родителями не развивалась. Холодное отношение к смерти детей было психологической защитой на то, что случалось очень часто. Отец тогда выполнял функцию защиты и имел неограни­ченную власть над жизнью детей.

Только в конце восемнадцатого века семья начала отстаивать свое «естественное право» заботиться о детях. Мать берет на себя еще больше семейных функций, занимаясь только домом. Отец стано­вится кормильцем, работает для того, чтобы мать занималась детьми. В девятнадцатом веке появляется теория незаменимости матери в воспитании детей, понятие «материнского инстинкта». В то время как отец постепенно теряет свои функции, т.к. защиту и образование берет на себя государство. Постепенно с развитием женского движения во многих западных странах становится возможным обеспечение семьи женщиной.

В нашей стране этот феномен имеет свою историческую и по­литическую подоплеки. Классики марксизма полагали, что семья, основанная на частной собственности, праве наследования и домаш­нем воспитании детей, должна быть упразднена победившим пролета­риатом. Например, К. Каутский считал, что с ликвидацией товарного производства отомрет и семья, поскольку будет отсутствовать эко­номическое основание для родительских чувств, а А.В. Луначарский полагал, что дети при коммунизме должны воспитываться обществом, однако считал, что в течение переходного периода семья должна со­храниться.

Дело в том, что семья как независимый агент воспитания детей не могла вписаться в тоталитарную систему. Так как за социализацию де­тей в нормальной семье отвечает отец, вся политика советской власти была направлена на то, чтобы свести роль отца в российской семье к минимуму, а всю ответственность за воспитание детей переложить на общество. Но общество не справилось с этой задачей, поэтому весь груз ответственности за семью и детей лег на плечи матери

В.Н. Дружинин определяет типичную советскую семью как вари­ант модели аномальной языческой семьи с рудиментами православной модели (Дружинин В.Н., 2006). В такой семье мужчина и женщина борются за доминирование, существуют противостояние поколений, подавление детей и борьба детей с властью родителей. Аномальность этой семьи в том, что мужчина не несет ответственности за семью в целом (определение аномальной семьи по М. Мид). Равенство мужчи­ны и женщины рассматривается как достижение социализма. Перво­начальным идеалом женщины при социализме была рекордсменка, рабфаковка, ударница, боец Красной Армии.

Так как при социализме проблемы семьи — это в первую очередь проблемы, решаемые матерью, а не отцом, традиционно большинство исследований, посвященных семье, начиная со времен советской пси­хологии, отражают особенности отношений матери и ребенка. При­чины трудностей социализации ребенка видят в искажении структуры семьи (неполная семья), в аномальных стилях воспитания, которые применяет мать. Однако, возможно, решением многих социальных проблем может быть возвращение отцу его роли, характеризующей нормальную семью (В.Н. Дружинин, И.С. Кон). Данная точка зрения нашла свое отражение в исследованиях детской психологии, напри­мер, А.И. Захаров считает, что главной причиной детских неврозов является извращенная ролевая структура семьи: мать в такой семье излишне «мужественна», недостаточно отзывчива и эмпатична, но требовательна и категорична. Если отец мягок, раним и не способен управлять ситуацией, ребенок становится для матери «козлом отпуще­ния» (Захаров А.И., 2000).

В Конституции Российской Федерации 1993 г. впервые было провозглашено равенство полов и равная ответственность женщи­ны и мужчины. До 1993 г. все официальные тексты говорили лишь о равенстве прав родителей, но не говорили о равенстве обязанностей. В частности, в Конституции СССР 1977 г. можно прочитать только о «создании условий, позволяющих женщине сочетать труд с материн­ством» (Дружинин В.Н., 2006).

Если в так называемой патриархальной семье отец одновремен­но является кормильцем, носителем власти, а также наставником и примером для подражания, то в наше время с появлением реальной экономической и социально-нормативной возможности растить детей без участия отца, с уменьшением времени, проводимого мужчиной совместно с ребенком, остро встал вопрос о влиянии мужчины на раз­витие личности ребенка. Многими исследователями отмечается сни­жение педагогического потенциала семьи, ценности семьи.

С другой стороны, исследователи в области семьи и брака, по­лагая, что многие преобразования вытекают исторически из процесса развития общества и подготовлены целым рядом крупных социально-экономических изменений нашего общества, считают, что такое поло­жение дел свидетельствует о нормативном «кризисе развития семьи», и наблюдают положительные изменения в том, что пересматриваются и перераспределяются роли и функции родителей, появляются новые ценности и новые пространства для реализации себя личностью, в частности в рамках выполнения отцовской роли, что ставит перед на­учной психологией задачи исследования отцовства как социального и личностного явления.

Косвенным подтверждением данной точки зрения является воз­никший в последние десятилетия большой исследовательский интерес к проблемам материнства и психологии родительских отношений, изучаемой в рамках исследования материнства. Исследования про­блем отцовства менее представлены в исследовательских работах, для нашей страны эта тема является относительно новой. Весной 2002 г., когда нами было проведено первой пилотажное исследование данной проблемы, наш литературный обзор включал в основном работы за­рубежных авторов. Однако за последние четыре года появились каче­ственные отечественные работы по проблемам отцовства, в основном в рамках изучения родительства в целом.

Данное пособие представляет собой попытку систематизировать многочисленные результаты исследований отцовства, представить от­цовство как комплексный психологический феномен, имеющий свою структуру и функционирующий в рамках собственных закономерностей.

Теоретико-методологической основой написания работы явились общая теория личности Б.Г. Ананьева, идеи гетерохронности и поли­факторной обусловленности развития (К. Бюллер, С.Л. Рубинштейн, Л.С. Выготский, П.М. Якобсон, Б.Г. Ананьев, А.Н. Леонтьев, В.К. Ви-люнас, Г.М. Бреслав); эпигенетическая теория развития личности Э. Эриксона, концепция материнства ГГ. Филипповой и концепция отцовства В.Э. Фтенакиса.

При написании работы использовались данные исследований отцовства и семьи, а также собственные данные автора, полученные в ходе научной и консультативной практики. Представленные материалы использовались в рамках проведения тренинговой и лекционной работы для специалистов и членов семей, обратившихся за психологической помощью.

В первой главе анализируются многочисленные литературные источники, рассматривающие место отцовства в процессе развития личности, проблемы отцовства как акмеологического феномена. Вторая глава основана на авторском подходе к отцовству как к психологическому фактору развития личности мужчины-отца, проанализированы  фило- и онтогенетические, исторические и социокультурные предпосылки отцовства, специфика отцовства как социального статуса и социальной роли, особенности мужской и женской модели родитель­ства, а также структура комплекса отцовства.

В третьей главе отцовство рассматривается с точки зрения влияния на развитие личности ребенка. Четвертая глава обобщает представлен­ный в научной литературе и собственный опыт автора по организации психологической работы с отцами в рамках семейной и личностной консультации.

Автор выражает благодарность всем молодым мужчинам, приняв­шим участие в экспериментальной и тренинговой работе, особенно А.А. Борисенко, К.С. Андренкову и А.С. Третьякову. Отдельно хочу поблагодарить Н.В. Дмитриеву и А.Г. Портнову, А.Г. Лидерса, а также моего мужа и сестру за помощь и поддержку в работе над книгой.

Источник:
«Журнал практического психолога» зарегистрирован в Роскомпечати РФ, свидетельство о регистрации № 014733 от 18 апреля 1996 г.

Предыдущие записи в этой рубрике:


Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *