Китай: Как реализуется политика «Одна семья — один ребенок»?

tolstiyrebenok6 Если у нас одни проблемы в семейных вопросах – наступление ювенальной юстиции, неполные семьи, отсутствие навыков воспитания у новоиспеченных родителей, демографический спад и пр. То у наших соседей – другие. Но, поняв соседей, получишь и на свои заботы взгляд со стороны. Да и что-то общее всегда есть, не смотря на кажущуюся полную противоположность. Предлагаю статью, опубликованную Александром Габуевым в журнале “Сноб”:

Принудительный аборт в Китае — не острополитическая тема

Новость о китаянке Фэн Цзяньмэй, которую власти заставили сделать аборт, облетела весь мир. Демографическая политика Китая «Одна семья — один ребенок» существует уже более 30 лет, провоцируя споры и разногласия. Китаист, заместитель главного редактора журнала «Власть» Александр Габуев помог разобраться в тонкостях демографической политики, особенностях менталитета и объяснил, чем опасна подобная ситуация

Как реализуется политика «Одна семья — один ребенок»?
Официальный запрет на второго ребенка распространяется на семейные пары, живущие в городе, то есть на 36% населения Китая. Деревенские семьи могут попробовать родить второго ребенка, если первый младенец — девочка. Представители нацменьшинств — примерно 8% населения Китая — могут иметь двух детей на семью в городе, и трех-четырех, если они живут в сельской местности. Тибетцам можно иметь сколько угодно детей: их мало, они кочуют со своими яками, никого не трогают и с государством ни в какие отношения практически не вступают.

 

У простых горожан совсем нет шансов на второго ребенка?
Можно родить ребенка в городе, заплатив за это штраф, который рассчитывается по весьма сложной и причудливой форме и зависит от той провинции, где живут люди, и уровня их доходов. В центральных городах платят больше, в глухих местах — поменьше.
В случае Фэн Цзяньмэй речь шла о 40 тысячах юаней, что равно примерно 6,5 тысячи долларов. Какой-нибудь менеджер среднего звена может заплатить и 50 тысяч долларов.

В какой момент женщина должна заплатить этот штраф?
Все устроено достаточно просто. Женщина, забеременев, отправляется в женскую консультацию. В случае с Фэн, ей сказали примерно следующее: дорогая товарищ Фэн, у вас уже есть один ребеночек, готовьтесь за второго платить штраф.

Штраф выплачивается в момент официальной регистрации новорожденного. Но на контроль семью берут в тот момент, когда будущая мама обращается в женскую консультацию. Когда в консультации понимают, что она заплатить не сможет,  вызывают коллег из провинциального департамента по контролю за политикой рождаемости. Далее включается большая машина с комиссиями, и с семьей начинается торг. Семья может дать взятку или попытаться решить вопрос как-то по-другому. В данном случае, как я понимаю, не сработало ничего: ребята-бюрократы попались упертые, у них горел план, поэтому они решились на такое вмешательство, что, по сути, является преступлением.

Дело в том, что практика насильственного абортирования была распространена в Китае в 80-е и 90-е годы, но в 2001 году китайское законодательство при поддержке национальной комиссии запретило абортирование начиная с 5 месяца беременности. А в некоторых провинциях запрещено УЗИ, чтобы не было селективных абортов. Сейчас ориентир у государства такой: что бы ни случилось, женщина должна родить ребенка и заплатить штраф. Если семья заплатить штраф не может, правительство Китая найдет тонну возможностей отравить гражданину жизнь: не выдать документы на второго ребенка, не дать возможность ему обучаться и так далее.

Этот закон наверняка породил огромное количество странностей и преступлений?
Поскольку было разрешено рожать второго ребенка — мальчика, в стране повсеместно топили новорожденных девочек. В сельской местности Китая на берегах рек порой можно встретить ржавые таблички: «Девочек здесь не топить».

Как следствие, в Китае случился демографический перекос: на 100 женщин тут проживает 120-130 мужчин. Это дало возможность процветать нехитрому бизнесу: в городе вербуют студенток-дурочек для работ где-нибудь в провинции (травы лекарственные собирать, подработка на лето), по дороге их опаивают, забирают документы, отвозят в глухие деревни и продают в жены. Продают в те самые деревни, где до того за несколько лет люди топили собственных дочерей. И эта история невероятно распространена. В середине 2000-х был снят даже фильм на эту тему — «Слепая гора» , но его, разумеется, зарубила цензура.

Эти девушки могут потом вернуться? Родители объявляют их в розыск?
Местный полицейский их не выдаст: наверняка в этой деревне он оказывается раз в полгода и к тому же подкуплен. Потом все решается просто: стерпится — слюбится. Они рожают одного-двух детей и уже никуда оттуда не выезжают. А спустя несколько лет пишут письма родителям: вот она я, вот мои дети, приезжайте посмотреть, как мы живем, и нашу чудесную провинцию Шаньдун.
Кстати, место, где произошло это событие с принудительной абортацией, — провинция Шэньси, глубоко депрессивный аграрный район КНР. Так что я был почти не удивлен этой историей.

Буквально три дня назад я прочитала душераздирающее письмо китайского акушера, который описывает, как ему приходится умерщвлять живых младенцев. При этом акушер рассказывает, какие тяжелые психологические проблемы он испытывает, тем самым формируя в обществе негативное отношение к этому явлению. То есть для китайцев принудительные аборты не являются нормой. Как это соотносится с вашим рассказом об их желании избавляться от детей?
Акушер живой человек, и понятно, что ему тяжело. Однако сами родители часто просят в клинике «что-нибудь сделать», чтобы они могли попробовать родить сына. Официально, конечно, в Китае говорят о ценности человеческой жизни, о том, что это базовое понятие человечества. Но неофициально там несколько иначе относятся к людям: их слишком много, чтобы возиться с каждым. Это демонстрирует и история Китая. По сути, только сейчас гуманистические ценности начинают понемногу укореняться, но сказать, что это человекоориентированное государство, я не могу.

Можно ли предположить, что в результате демографического перекоса будет расти гомосексуальность среди китайцев?
Действительно, гей-культура в Китае сейчас набирает невероятные обороты. Собственно, в традиционной китайской культуре к гомосексуализму относятся довольно толерантно, а в связи с новыми обстоятельствами сейчас в самых разных городах Китая процветают гей-коммьюнити. Причем надо понимать, что это не элитарный гомосексуализм, а низовой, обеспеченный тем, что женщин нет вообще: ни страшных, ни красивых, ни глупых — никаких.

Есть способы обойти систему и родить второго ребенка?
Первый способ древний. Раньше в сельской местности были так называемые черные деревни. Когда рождался ребенок сверх плана, его отправляли в деревню за холмом, и там этот ребенок жил спокойно без документов. На начало 2000-х годов таких незарегистрированных людей в стране было примерно 30 миллионов человек.

Второй способ связан с миграцией. Трудоспособное население страны всячески стремится в город. Примерно 20 миллионов мигрантов в год переезжает из деревни в город. Соответственно, как только человек переезжает на новое место, он становится неподотчетным. Он живет без документов, работает на стройке, в ресторане и где угодно еще. Платит наличными за аренду квартиры или комнаты. То есть формально он живет в провинции, а реально — в Пекине. В этом случае государство никак не может проконтролировать, сколько у него детей. Так что эта практика очень распространена.

Эта система порождает черный рынок школ: детей же надо воспитывать и обучать. Так, в прошлом году в Пекине накрыли 20 подпольных школ, в которых учились неподотчетные дети.
В этом смысле в Китае с коррупцией так же весело, как у нас. Политика ограничения рождаемости — отличный бизнес: полиция получает взятку, закрывая глаза на существование школ для вторых-третьих детей, бюрократы получают взятки за то, что не видят мигрантов, и прочее-прочее-прочее.

Третий способ — доказать, что ты нацменьшинство, при этом ты получаешь очень много привилегий, включая обучение в определенных университетах. Словом, достаточно вспомнить, что твой дедушка был дауром, маньчжуром или из народностей мяо, найти липовое или настоящее подтверждение этому и чудесно рожать много детей.

Поскольку возможностей обойти законодательство много, узнать точно, сколько людей следуют закону, совершенно невозможно: китайской официальной статистике доверять нельзя.

Складывается впечатление, что в Китае все хотят иметь второго ребенка. Это так?
В крестьянской семье ребенок — это помощник. Поэтому, если первый ребенок — девочка, можно пробовать родить второго ребенка, ведь девочка уходит из семьи, а сын остается в ней и потом помогает престарелым родителям. К тому  же по конфуцианским представлениям поклоняться табличкам с именами предков могут только мальчики. Хотя религиозные воззрения в 80–90-е сильно пострадали, но сейчас Китай переживает серьезный религиозный ренессанс. И единственная причина, которая приводит к уменьшению желания иметь детей в Китае, звучит так же, как и для большинства людей во всем мире — городской средний класс говорит: а зачем дети? Да ну их, лучше я буду жить для себя, буду тусоваться, тратить деньги в свое удовольствие и так далее. Но таких людей в Китае пока примерно 10-20% в городах.

При этом уже сейчас идут разговоры о том, что необходимо смягчить политику ограничений на рождение второго ребенка, а после 2015 года вообще ее отменить. В Пекине, например, уже сейчас можно иметь второго ребенка, и во многих богатых провинциях у людей по двое детей.

Это значит, что Китай, а соответственно, и весь мир опять столкнется с проблемой перенаселения?
Думаю, что нет. Понемногу количество людей будет становиться меньше ровно по тем причинам, что я описал раньше: средний класс, численность которого сейчас бешено растет, не хочет иметь детей. 

Ну а пока мы регулярно читаем истории о китайцах, которые мечтают приехать в Россию и родить здесь, потому что за второго ребенка в России дают по 10 тысяч долларов. Это правда?
Действительно, тех, кто может поехать за рубеж и родить там, много, поскольку за второго ребенка, рожденного за рубежом, в Китае не нужно платить штраф. Но основное место, куда едут, — это Гонконг или Штаты, где по достижении 18 лет дают паспорт (в Гонконге тоже раньше регистрировали граждан как своих подданных, сейчас отменили).
Что китаец может получить в России — большой вопрос. Для китайца Россия — это место, где они могут что-то зарабатывать вахтовым методом, живя в дремучей колонии. Нашу страну они видят так: есть лес, нефть, газ и металлы, но местные какие-то странные, работать особо не умеют, очень холодно и еще неприятная власть. Реально китайцев, мечтающих сюда перебраться, практически нет: по официальной статистике китайцев в России всего тысяч пятьдесят. Так что рассказы о том, как китайцы мечтают приехать в Россию, чтобы рожать, скорее страшилки, чем реальное положение дел.

Правда ли, что в результате политики «Одна семья — один ребенок» Китай также столкнулся с проблемой качества человеческого капитала?
Конечно. Представьте себе, что раньше в семье рождалось по четверо-пятеро детей, каждый из которых должен был упорным трудом добиваться места в жизни. Это было государство жесточайшей человеческой конкуренции, отсюда — высочайшая работоспособность, упорство. Сейчас ситуация совершенно иная. Появляются «маленькие императоры». В любом городе Китая можно встретить раскормленных мальчиков лет 13-14, похожих на колобков. Единственный ребенок на всю семью. У него бабушки, дедушки, тети, дяди, мама, папа — он ни в чем не знает отказа. И я сам был свидетелем, как такой ребенок хлестал по щекам своего отца за то, что он не купил какую-то игрушку. И это дети элиты. Так что большой вопрос, насколько этот человеческий капитал сможет стать строителем социализма в Китае, сверхдержавой XXI века? И эту генетико-психологическую проблему им еще предстоит решать. 

Как вы думаете, почему история об этом принудительном аборте стала известна всему миру? Китай все-таки очень закрытая страна, и если бы они хотели скрыть — скрыли бы непременно.
Во-первых, это не такая уж закрытая страна. Количество пользователей интернета в Китае в два раза больше, чем население всей России. И хотя там нет «Твиттера», там есть свой ресурс Weibo, в который граждане постят все что захотят. Истории о том, какое государство ужасное, в самом Китае очень любят и регулярно публикуют опровержения, независимые расследования, выводят всех на чистую воду и прочее, и прочее. Плюс там есть свой герой — слепой китайский активист Чэнь Гуанчен, который активно борется с политикой государства «Одна семья — один ребенок». Он разоблачал подпольные аборты и принудительную стерилизацию. Затем его поймали и посадили под домашний арест. Он сбежал в американское посольство в Пекине, его потом вывозили из страны с большой помпой. То есть здесь информационная поляна вполне подогрета. К тому же на Западе очень любят читать о том, как все в Китае плохо, а потому моментально подхватили и разнесли эту историю.

В Китае СМИ молчат — только одна газета написала, что уволены все три участника преступления. Зато на форумах идет довольно живое обсуждение, которое, к слову, пока никто не блокирует, потому что тема все-таки не очень острополитическая.

Источник: http://www.snob.ru/selected/entry/49986

Предыдущие записи в этой рубрике:


Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *